RU
EN

24 июля 2017

Фильм Котта «Спитак» о «человекотрясении»: армяне страдают сухо и глубоко

Недавно завершились съемки фильма под рабочим названием "Спитак" известного российского режиссера Александра Котта. Впечатлениями от съемочного процесса и представлениями, о том каким получится фильм в интервью Sputnik Армения поделились режиссер картины и исполнители главных ролей. Карен Аветисян, Sputnik.

Читать далее: https://ru.armeniasputnik.am/armenia/20170724/8070424/film-kotta-spitak-o-chelovekotryasenii-armyane-stradayut-suho-i-gluboko.html
Авторы фильма пока стараются не раскрывать деталей, однако уже известно, что действие фильма происходит не в каком-то конкретном городе. Несмотря на то, что рабочее название фильма "Спитак", показанные события с таким же успехом могли происходить и в Гюмри, и в Кировакане – в любом из тех городов, которые так или иначе затронуло разрушительное Спитакское землетрясение 1988 года.

Первый блок снимали в Крыму, но, так как делать кино об Армении не в самой стране кажется несколько странным, то второй блок – весьма значительный — режиссер снял уже здесь. Третью – заключительную часть – снимали в специальном павильоне киностудии Мосфильм.

"Наш фильм не рассчитан на большие кассовые сборы. Не факт, что он выйдет в широкий прокат. Точнее, он скорее всего выйдет в ограниченный прокат, потому что у нас не жанровое кино. А заставить зрителя пойти на фильм-реквием очень тяжело, ведь катастрофа не затронула нас лично. Мы сделали акцент на трагедии личностной. Мы оказываемся в городе после того, как все произошло. Это такой отстраненный взгляд на события того времени", — рассказывает режиссер фильма Александр Котт.

Конечно, неизбежны параллели с недавно вышедшим в прокат "Землетрясением" Сарика Андреасяна: фильмом, получившим крайне противоречивые отзывы, как со стороны зрителей, так и профессионалов.

То, что два фильма, посвященные одной теме, снимались практически в одно и то же время – простая случайность, утверждают создатели, подчеркивая, что фильмы концептуально абсолютно разные.

"Я не хочу обсуждать другой фильм. Я его, конечно, смотрел, но не оценивал с точки зрения "конкурента". Это совершенно другое кино. Я читал их сценарий, а авторы "Землетрясения" читали мой. Мы договорились, как говорится, на берегу, чтобы их фильм вышел первым, так как коммерческая составляющая у них была больше. Про войну, например, многие снимают, это не запретная тема, и она никем не приватизирована. Есть вечные темы, а у нас произошло стечение обстоятельств. С двух сторон подбирались, и когда, как говорится, "вскрылись", выяснилось, что параллельно создаются два проекта на одну и ту же тему. Я был очень удивлен, что такое кино не сняли еще лет десять-двадцать назад, когда драматические истории с живыми свидетелями лежали буквально на поверхности. Обстоятельства катастрофы всегда актуальны. "Землетрясение – человекотрясение", скажем так. Я согласился на эту тему", — говорит Котт.

Многие удивились, узнав, что роли главные роли в фильме будут играть армянские актеры – Эрмине Степанян и Лерник Арутюнян. "Спитак" уже занял важное место в их творческой жизни, и восхищения от работы с Коттом актеры не скрывают.

"Во-первых, Котт относится к актерам, как к профессионалам. Очень часто актеры предлагали в ходе съемок собственные идеи, и он прислушивался. Вообще, он ставил перед нами очень мало задач, мало объяснял. Все это он оставлял нам, и всегда говорил: "Делайте все, что знаете. Что мне будет не нужно, я вырежу". И это, на мой взгляд, очень профессионально. Мы чувствовали себя уверенней на съемочной площадке. Мне кажется, нам с Эрмине удалось сделать даже больше, чем казалось возможным. Режиссер никогда не мешал актерам", — говорит Лерник Арутюнян

Эрмине Степанян отмечает, в первую очередь, технический подход режиссера к съемочному процессу, что позволило создать профессиональную и крайне творческую атмосферу.

"На съемочной площадке каждый актер чувствовал себя исключительно артистом, избранным профессионалом. Все это проявлялось в мельчайших деталях. К примеру, когда мы заходили в раздевалку переодеться, не дозволялось, чтоб актер, сняв обувь, вставал на холодный пол – что-то мягкое обязательно появлялось под ногами. На съемочной площадке, если вдруг все стулья были заняты, обязательно кто-то вставал и уступал стул актеру. В Армении актеры, наверное, не такие гордые, и для нас важнее человеческие отношения. Мы всегда уступим тому, кто старше. Но там все немного иначе. И с армянской стороны тоже все были очень внимательны. И продюсер, и руководитель актерской труппы делали все возможное, чтобы создать для актера все удобства, чтобы перед камерой он чувствовал себя спокойно", — рассказывает Степанян.

Когда снимали последнюю сцену с ее участием, Александр Константинович сказал: "Давайте все вместе похлопаем, сегодня последний для Эрмине съемочный день". И когда все начали аплодировать, актриса не могла поверить, что все закончилось.

"Ведь эти аплодисменты означали, что я, как артист, закончила еще один большой проект, но для меня каждый хлопок был, как удар. Потому что я была не готова к окончанию съемок. Но потом понимаешь, что окончание работы с таким хорошим режиссером, над таким хороший проектом знаменует начало какого-то нового этапа", — поделилась с нами Степанян.

Кажется, что люди страдают одинаково. Но для актеров фильма все обернулось несколько иначе. Режиссер ставили перед ними задачи "страдать не просто даже как армянин, но как армянин из Москвы". Оказалось, что горе может иметь и "национальные" и даже более узкие рамки.

"Помню, у нас было обсуждение в первый день знакомства. Он не хотел, чтобы я на экране изобразил какую-то боль "вообще". Более того, он хотел, чтобы я смог передать страдание не как типичный армянин, а еще более точечно – как армянин московский. Вначале мне это показалось странным, но в итоге я понял, чего именно от меня требовал режиссер", — говорит Арутюнян.

Сам же режиссер, успевший проанализировать "армянское горе", пришел к следующему выводу: армяне страдают сдержанно, не показывая эмоций, сухо, но очень глубоко.

"Если русские – то сразу открытая эмоция. Судя по тому, что мне рассказывали, холодность и даже равнодушие к смертям у армян было от шокового состояния. Мы можем 10 минут страдать до крика, а дальше – работа. Каждую минуту – если все будут плакать: что же тогда будет? Боюсь говорить за тех, кто иначе себя чувствует, но те, с кем мы общались – с ними возникала какая-то деловая сухость. То есть – делать дело, не обращать внимания на трупы. Ясно, когда это твой близкий человек. Страдание – оно не от наказания. Такое суровое страдание – не слезы из глаз. Есть такой закон, когда плачут на экране, зритель уже не плачет. Страдающие армяне похожи именно на таких актеров".

Выход фильма "Спитак" на широкие экраны запланирован на декабрь 2018 года.